Доблестная армия советского народа
pressa-voiny
pressa_voiny
// Известия № 150 (7526) от 27 июня 1941 г.

Шестой день Красная армия ведет упорные бои против фашистских орд, напавших на священную советскую землю. Мужественно и умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни, исполняют наши доблестные воины боевой приказ правительства, волю народа. Битва началась, великая битва за родину, честь и свободу! Все помыслы и чувства многомиллионного советского народа там, на западных рубежах отчизны, где наши красноармейцы, командиры, политработники стойко сражаются против разбойничьих полчищ.

Уже в первые дни великой отечественной войны наши бойцы и командиры показали образцы непоколебимой стойкости, богатырской отваги, боевого мастерства. Красноармеец Сураж, оставшись в бою лицом к лицу с четырьмя немецкими солдатами, уничтожил их всех до единого. Летчики N-ского авиаполка, потеряв один самолет, уничтожили тринадцать вражеских. Страна не забудет подвига младшего сержанта Трофимова: оставшись у орудия один, окруженный врагами, он хладнокровно расстреливал немецкие танки прямой наводкой и в последнюю минуту, взорвав орудие, умело вышел из окружения. Об одном из славных боевых эпизодов – о смелем налете наших разведчиков через реку Прут на вражескую территории) – сообщает сегодня Советское Информбюро.

Каждый день приносит новые и новые свидетельства высокого боевого духа Красной армии, массового героизма наших летчиков, артиллеристов, танкистов, пехотинцев, кавалеристов. Честь и слава героям!

Сила Красной армии не только в ее численности, не только в ее могучей, совершенной технике, созданной усилиями советского народа за годы сталинских пятилеток. Сила Красной армии в том, что она – плоть от плоти и кровь от крови народа. Вместе со всем советским народом прошла она славный путь борьбы и побед. Народная любовь, народная поддержка вдыхают в нее могучую силу, помогают преодолевать любые трудности, выходить с честью из любых испытаний. Еще в годы гражданской войны Красная армия, в то время слабо вооруженная, терпевшая острую нужду в боеприпасах, продовольствии, одежде, обуви, не имевшая достаточно опытных командных кадров, наголову разбила войска иностранных интервентов и белогвардейских генералов. Красная армия разгромила врагов потому, что она сражалась за правое дело, за жизнь и счастье трудящихся, что она пользовалась поэтому безграничной любовью народа. Поэтому же она победит и теперь.

Не жалея сил и средств, растит и укрепляет наш народ свою родную армию. Советский Союз создал могучую оборонную промышленность и обеспечил свою армию всеми современными средствами военной техники. Страна наша дает и впредь будет давать Красной армии все, что необходимо для полной победы над врагом.

Когда красноармеец идет в бой, он говорит себе: я защищаю мое кровное дело, защищаю свободу и независимость моего народа, защищаю от фашистских извергов мой очаг, мою семью, мое счастье. Сознание правоты нашего дела, сознание справедливых, благородных, высоких целей отечественной войны удесятеряет силы красных воинов.

Когда красноармеец идет в бой, он говорит себе: за мною весь советский народ. Вместе со мною упорно, настойчиво, самоотверженно борются за победу над врагом миллионы людей на фронте и в тылу. Рабочий и работница в заводском цехе, колхозник и колхозница в поле, ученый в лаборатории, – все они трудятся для меня, для Красной армии, все они куют нашу победу. Неразрывная, глубокая связь нашей армии с народом сказывается и в том патриотическом под'еме, в той высокой организованности, с какими проходит мобилизация военнообязанных в ряды Красной армии. Всюду мобилизуемые точно в срок являются на сборные пункты, горя нетерпением взять в руки оружие и начать выполнять почетный долг перед родиной. С любовью и гордостью провожают трудящиеся городов и сел своих братьев, сыновей, мужей, идущих в ряды Красной армии, и дают им от всего сердца наказ: отбить бандитское нападение, разгромить фашистских варваров!

Советский народ знает, что имеет дело с вооруженным до зубов и коварным врагом. Но сила врага должна быть и будет сломлена родной, любимой всем народом Красной армией, несмотря ни на какие преграды. Ибо за нашей армией стоит весь двухсот миллионный народ, не в первый раз борющийся за свою честь и свободу, отстоявший свою родину в самых трудных условиях.

Весь наш народ спаян несокрушимым морально-политическим единством, тесно сплочен вокруг партии большевиков, вокруг советского правительства, вокруг нашего великого вождя товарища Сталина. Это единство воплощено и в Красной армии. Это единство прочно цементирует ее ряды. Бойцы, командиры, политработники Красной армии – братья по крови, братья по труду, сыны рабочего класса, колхозного крестьянства, советской интеллигенции, вместе строящие великое здание коммунизма, вместе защищающие его от вражеских нашествий. Наша армия не знает в своих рядах и национальных противоречий, ибо это армия Советского Союза – единственной страны, где положен конец розни между народами, где на деле осуществлено равенство и братство всех населяющих страну народов.

Все передовое человечество с глубоким сочувствием следит за бесстрашной борьбой Красной армии. Мы воюем не против немецкого народа, а против гитлеровской клики. Эта клика обрекла на тяжкие страдания немецкий народ, грабит и терзает порабощенные народы Европы, совершила разбойничье, вероломное нападение на нашу страну. Фашистские поджигатели войны сеют ветер, – они пожнут бурю.

Богаты боевые традиции нашей армии, нашего народа. Немало славных побед русского оружия запечатлено в летописях истории. Немало кичливых «завоевателей» с позором бежало с нашей земли. Их гнали дружинники Александра Невского, усеявшие лед Чудского озера трупами немецких псов-рыцарей. Их гнали герои Отечественной войны 1812 года, стершие с лица земли «непобедимого» Наполеона. Славу и доблесть наших предков хранит и приумножает Красная армия.

Когда в 1918 году германские оккупанты вторглись на Советскую Украину, Красная армия изгнала их, обратила в бегство. Так будет и теперь. Грудью своей встала наша армия против кровавых фашистских захватчиков и не сложит оружия до полной победы над вражьей сворой.

Мы знаем, что победа не дается даром. Война трудна. Война приносит лишения. Война требует жертв. Нас этим не испугаешь. Советский народ, Красная армия смело идут навстречу трудностям. Советский народ, ведомый великим Сталиным, преодолевал, ломал на своем пути все преграды, будет ломать их и впредь, каких бы усилий это ни стоило.

Могучим натиском, стальным упорством, неугасимым боевым порывом Красная армия, поддерживаемая героическим трудом всего советского народа, сокрушит заклятого врага, свернет голову фашистским гадам.

Да здравствуют и побеждают славные воины нашей родной, горячо любимой Красной армии!

ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945


Мастер воздушного боя летчик-истребитель тов. Неуструев дает звену боевое задание
pressa-voiny
pressa_voiny


N-ская авиачасть действующей армии. Мастер воздушного боя летчик-истребитель тов. Неуструев дает звену боевое задание. Слева направо: старшина Васильев, старший лейтенант Неуструев и младший лейтенант Кононов.

«Известия» № 150 (7526) от 27.06.1941 г.

ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945


Двусторонний салют
pressa-voiny
pressa_voiny


Искры из глаз в Берлине

Рис. Бор. Ефимова.

«Красная звезда» № 151 (5831) от 27.06.1944 г.

ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945


Так уходил Севастополь
pressa-voiny
pressa_voiny
Борис Войтехов

«Правда», 26 июля 1942 года

Бывают временные отступления, которые значительнее иных побед. Таким было отступление Севастополя. Весь мир обнажил головы в знак уважения, когда окровавленный, измученный титанической борьбой город моряков шаг за шагом отходил спиной к последнему маяку Крыма — Херсонесу...

Враг, вгрызаясь в каменистую севастопольскую почву тысячами авиационных атак, занял, наконец, Северную сторону, захватил Инкерман, ворвался на территорию разрушенного города. В этот час каждому стало ясно, что дни Севастополя сочтены. Никто не обманывался. И все-таки никто не чувствовал себя побежденным. И никто не помышлял о капитуляции. Борьба продолжалась. Смертельная, страшная борьба.

Севастополь, одетый в гимнастерку, из-под которой виднелась оставленная «на счастье» морская тельняшка, бил и рушил, крошил и сжигал ненавистью и злобой, умением и отвагой соединения фашистских войск.

Военные специалисты Гитлера были поражены не столько упорством наших войск, сколько удивительной гармонией — «симфоничностью» взаимодействия всех родов нашего оружия. Медленно отступавший Севастополь уносил на своих опаленных знаменах великие примеры блестящего владения оружием.

Немцы били по городу из 24-дюймовых пушек, каждый снаряд был длиной более двух метров. Они перепахивали землю авиабомбами весом в полторы — две тонны. Уже был стерт с лица земли Малахов Курган. Уже сгорела знаменитая Севастопольская панорама. Уже трудно было угадать, где пролегали когда-то улицы: самый профиль их был смят глубокими воронками. А город все еще сопротивлялся. Снова и снова бросались наши моряки в контратаки. Снова и снова под прикрытием дымовой завесы вылетали из тесного ангара, высеченного в скале, наши самолеты, бесстрашно вступая в неравные воздушные бои.

Уже десятки немцев я румын упали навзничь, чтобы никогда не встать. И немцы в исступлении посылали на город новые и новые сотни самолетов. Воздушная блокада достигла апогея. На город, порт, подходы был надет бронированный воздушный колпак, под которым Севастополь, по замыслу немцев, должен был задохнуться без хлеба и снарядов, горючего и бинтов, воды и подкреплений. Немцам уже мерещился белый флаг капитуляции.

Над руинами города, над безмятежно застывшим морем предательски светила луна. Своим мертвенно-бледным светом она выдавала врагу малейшую попытку нашего военного флота прийти на помощь Севастополю. Уже в начале июня Черное море стало ареной жесточайших боев. Оно было покрыто огромными нефтяными пятнами, отмечавшими след погибших танкеров, обломками немецких подводных лодок и самолетов. На его поверхности плавали спасательные круги, стулья, трупы.

Да, уже не хватало снарядов. Уже не хватало хлеба и пуль. Да, было нестерпимо тяжело. Настал час самого страшного испытания. Как теперь без медикаментов и пресной воды, без достаточного количества боеприпасов будут вести бой защитники города? Не подымут ли они свои загорелые руки к голубому небу, моля врага о пощаде?

Нет. В эти последние минуты севастопольцы, как никогда, были сказочно мужественны и великолепны в своем бесстрашии. Героическое

племя советских моряков, нашедших когда-то в себе волю по приказу Ленина потопить Черноморский флот, поклявшихся теперь Сталину умереть, но не опозорить родной земли, выполняли свой долг и умирали строго и просто.

Знаменитая береговая батарея капитана Александера, имя которой прогремело по всей стране, прикрывала огнем своих 12-дюймовых орудий Северную сторону. Она вела огонь до тех пор, пока немцы не окружили ее и не подошли вплотную. Одно орудие уже было выведено из строя. Снаряды подошли к концу. На батарею по радио был передан приказ эвакуироваться. Артиллеристы бросили в эфир гордый ответ: «Умираем на родной земле». Раздался страшной силы взрыв, и батарея Александера перестала существовать.

А Севастополь все еще боролся.

Ни одна батарея не сдалась на милость победителю. Все они, одна за другой, заканчивая бой, сами взрывала себя.

Только раненым был предначертан другой исход. На машинах без шин и покрышек, грохотавших металлическими скатами по разбитому шоссе, на лафетах орудий, на руках несли, везли раненых. Под градом пуль их сажали в самолеты, подводные лодки, шаланды, баркасы и отправляли на Большую землю.

Раненые, истекающие кровью моряки в пехотных, защитного цвета пилотках, обшитых морскими ленточками бескозырках, обливаясь слезами, ложились на берег и целовали песок. Они умоляли не отправлять их. Они хотели умереть здесь, в Севастополе, рядом с друзьями, оставшимися до последнего смертного часа. С трудом отрывали их от севастопольской земли с зажатыми пригоршнями песка и насильно уносили в подводные лодки.

Уже пятые сутки над Севастополем висел непроницаемый пыльный туман от страшной артиллерийской канонады. Все потонуло в этом мраке. Все, что можно было взорвать, взорвали. Все, что можно было спасти и увезти, спасли и увезли. Все выведенное из строя вооружение утопили в море, чтобы даже металлический лом не достался врагу...

Немцы вступили в огромный город-кладбище. Сомкнутыми рядами, защищая грудью друг друга и общей цепью тех, кто должен был уйти на Большую землю, шаг за шагом отступали севастопольцы. Это уже не были строгие войсковые соединения. Но это не был и хаос. В великую последнюю шеренгу Севастополя встали рядом моряки и кавалеристы, артиллеристы и летчики, курьеры и пехотинцы, женщины и подростки.

Теперь уже шла борьба «на характер». Каждое из таких стихийно сложившихся соединений ставило перед собой цель — затащить на свою позицию побольше боеприпасов и подороже отдать свою жизнь. Умирая, моряки кровью писали:

«Вернитесь в Севастополь!»

И те, кто ушел, вернутся. Они вернутся не одни. С ними придут все, у кого с именем Севастополя связаны личная гордость, любовь к Родине, преданность великой идее нашей страны, уважение к нашей замечательной истории и вера в счастливое будущее.

Уже по ту сторону моря я виделся и разговаривал с людьми, которые самыми последними уходили из Севастополя. Когда в городе раздавались последние выстрелы, командиры Севастопольской обороны, следуя гордой морской традиции, последними сходили с исторического капитанского мостика. Вице-адмирал Октябрьский и дивизионный комиссар Кулаков улетели с последним самолетом. Генерал Петров ушел в море с последней подводной лодкой.

Я видел катер, уходивший из Севастополя, в его последний час. Этот катер назывался «Папанин». На нем не было ни мачт, ни мостика. Он был весь прострелен и светился как решето. Но немцам не удалось его потопить. И первое, о чем заговорили измученные, измотанные не прекращавшейся ни на час восьмимесячной борьбой люди, было: мы вернемся в Севастополь...

...Среди раненых краснофлотцев я заметил одного, у которого рядом с медалью была пришита какая-то странная, очень большая пуговица. «Что это за пуговица?» — спросил я. «Нахимовская, — ответил моряк. — Музей разбомбило, сюртук ихний разорвало, так вот мы ее и пришили...»

ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945


?

Log in

No account? Create an account