Немецкая атака захлебнулась
pressa-voiny
pressa_voiny
А. Булгаков, спец. корреспондент «Известий»

// Известия № 120 (7806) от 24 мая 1942 г.

Уже темно. В небе ревут моторы наших ночных бомбардировщиков. Легкие ночные самолеты идут сравнительно низко, а высоко, под самыми звездами видны скользящие сигнальные огни тяжелых машин дальнего действия, которые направляются в глубокий тыл врага. Точно над линией фронта они гасят огни, и бойцы, лежащие на переднем крае, посылают им привет, желают удачи.


На рассвете небольшой группой мы пробираемся к переднему краю обороны. Мокрые кочки чавкают под ногами. Деревья и кустарники уже в зелени и хорошо прикрывают наши пулеметы с бодрствующими расчетами. В ста шагах – немецкий дзот. Наш пулеметчик неосторожно потянулся за лопатой. Немецкий снайпер тотчас пробил ему руку насквозь разрывной пулей. Пулеметчика перевязали и отправили в тыл.

Под густыми кустами лежал, притаившись, наш снайпер т. Гамустаев, наблюдая за глиняным валом впереди. Вскоре на валу появился немец. Гамустаев прицелился, выстрелил, и враг покатился вниз по брустверу.

Гамустаев служил в тылу, в строительном батальоне, но добился, чтобы его отравили на передовые позиции. За последние два дня Гамустаев уничтожил 9 фашистов. Он с увлечением рассказывает о работе снайпера.

В сторону от нашего дзота ведет небольшой ход. Красноармеец Зыбин пробирается к краю окопа и высовывает рупор.

– Ахтунт, ахтунт! – раздается его голос. В ответ слышатся два-три выстрела, но потом стрельба прекращается. Немецкие солдаты слушают.

– Внимание, внимание! Немецкие солдаты и офицеры, слушайте сводку Советского Информбюро о наступлении Красной Армии на Харьковском направлении и о потерях немцев!

В напряженной тишине немцы слушают правду об огромных своих потерях на Украине. Вот из блиндажа медленно выползают два немца. Они садятся на бревна, спускают ноги и слушают.

– Не стрелять! – приказывает комиссар.

Наш диктор призывает немцев покончить с преступником Гитлером и тем самым освободить немецкий народ от кровавого бремени войны.

Вдруг из другого немецкого блиндажа раздается голос:

– Рус, говори, как обращается Красная Армия с пленными немцами?!

Диктор отвечает.

– Спасибо, рус, приходи еще! – слышится тот же голос.

Вскоре нам удалось познакомиться с одним из слушателей советской информации. Солдат Фридрих Спаак прибежал днем и, задыхаясь, повалился у нашего блиндажа. Его подняли, ввели внутрь землянки, расспросили.

Оказалось, что Спаака послали разносить кофе. Он воспользовался этим и убежал. Раньше он был во Франции.

– С тех пор, как я прибыл сюда, – говорит перебежчик, – я понял, что Гитлер вверг нас в бездну ужаса. Прежде всего нас мучит голод. В день нам выдают 200 граммов хлеба и немного других продуктов. Остальное заставляют «организовать» самим. Но крестьяне уже ограблены, деревни разрушены. Солдаты рады, когда в отсутствие офицеров им удается послушать вашу сводку. Недавно трое солдат пытались перебежать на вашу сторону. Но они совершили ошибку, так как дело было ночью, а ночью у нас никто не спит, все боятся ваших атак и партизан. Всех трех перебежчиков обер-лейтенант застрелил из автомата в спину.

Информация для немецких солдат проводится ежедневно в разных местах, солдаты слушают ее с большим вниманием. Если кто-либо из немцев открывает огонь, из немецких же блиндажей раздается:

– Не стреляй!

Солнце стояло уже высоко, когда мы по ходу сообщения вошли обратно в лес. Отсюда хорошо были видны немецкие блиндажи, земляные валы, дзоты. Дальше за деревьями проходит магистраль, которую отчаянно защищают фашисты.

Много сил и техники положил враг, чтобы не допустить сюда наши части, и все же наши войска оттеснили немцев вплотную к магистрали. Она теперь под нашим огнем. Не раз немецкое командование бросало в атаку крупные свои подразделения. Недавно в результате такого броска фашисты оставили на поле боя 600 убитых солдат и офицеров.

Такую же попытку фашисты предприняли и вчера. На небольшой участок они обрушили сотни снарядов и мин, но атака немцев захлебнулась в самом начале, расстроенная нашей артиллерией.

Западный фронт, 23 мая

ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945


Артиллерия против танков
pressa-voiny
pressa_voiny

К. Тараданкин, спец. корреспондент «Известий»

// Известия № 120 (7806) от 24 мая 1942 г.

На этом участке Харьковского направления противник рассчитывал танковой контратакой прорваться в тыл нашим наступающим частям. Готовясь к контрудару, немцы расчищали плацдарм для танкового кулака. Еще накануне атаки противник бил зажигательными снарядами по населенным пунктам, сбрасывал зажигательные бомбы на постройки, кустарник, небольшую рощу. Он хотел лишить наших бойцов всякой возможности укрыться, замаскироваться.

Наши артиллеристы не теряли времени. Определив направление, откуда могут появиться фашистские танки, командир располагал батареи так, чтобы снаряды ложились на каждый метр пространства по фронту и по флангам. В любую минуту каждый человек, каждое орудие на этом участке отвоеванной у немцев земли были готовы вступить в смертельный, беспощадный бой.

Минула тревожная, пахнущая гарью ночь. На рассвете фашисты пошли в контратаку. Танки двигались тремя линиями. В первой линии было 45 машин, двигавшихся на дистанции в 40–60 метров друг от друга. Вторая линия танков, отстоявшая от первой на 200 метров, была эшелонирована в глубину. А еще через такой же интервал на позиции артиллеристов шла третья линия, и танки здесь тащили за собой тележки с автоматчиками.

Наши командиры, не отрываясь от биноклей, следили за противником, готовые отдать короткий приказ: «Огонь!» Немецкие танки вышли на исходную позицию и остановились. Почти в то же мгновение корректировщик противника пустил зеленую ракету. С переднего танка ответили: вверх взлетела красная ракета. Танки двинулись на прорыв.

Первая линия их открыла огонь из всех башен. Немцы стреляли без прицела, и залпы их не причиняли вреда артиллеристам, закопавшимся в землю. В это время вторая линия танков заняла месте первой, а третья передвинулась на место второй. Автоматчики соскочили со своих тележек и, пригибаясь, побежали вперед между танками.

Машины с ревом приближались. До наших рубежей оставалось всего полкилометра, когда разом со всех батарей; всеми орудиями ударили по вырвавшимся вперед танкам советские артиллеристы, Дрогнула земля от этого страшного залпа. За ним последовали второй, третий. Артиллеристы били прямой наводкой. Несколько вражеских танков горело, и столбы черного дыма подымались к облакам.

Немцы начали отвечать бронебойными и термитными снарядами. Несколько таких снарядов разорвалось в расположении одной батареи. На людях вспыхнула одежда. Языки пламени лизали стволы пушек, и люди бросались сначала к орудиям, чтобы землей затушить огонь, а потом срывали, гасили одежду на себе и снова стреляли прямой наводкой, зажигая, опрокидывая все новые танки.

Немецкие танки замялись. Они уже не продвигались вперед, а вели огонь с места, надеясь засыпать снарядами весь этот неподатливый кусок советской земли. И никто не заметил, как спустились сумерки, как прошла ночь. Да и была ли она? На склонах перед батареями бушевало, кипело огненное море, – горели зажженные машины врага, и было светло, как днем.

К утру немцы получили в подкрепление еще несколько десятков танков. Снова двинувшиеся было в атаку фашисты споткнулись у той же грани. Весь день гремел бой. Немцы то отходили, то возвращались, по-иному перестроив свои боевые порядки, надеясь на фланговый удар, на обход с тыла. Но позиции артиллеристов, вступивших в борьбу с танками, были неуязвимы и неприступны.

В дело ввязались расчеты противотанковых ружей. Трижды раненый младший сержант Куленец зажег из ружья четыре немецких танка. Н не могли товарищи заставить Куленца покинуть поле бол. «Пустяки, ведь перевязался же я. Не пойду! Здесь каждый человек на счету», – отмахивался Куленец. Два танка подбил бронебойщик красноармеец Глебчатый, три танка – сержант Шевченко. Смельчаки выползали впереди своих батарей, подбирались к фашистам и бросали в машины гранаты, бутылки с горючим. С первой линии жестокого боя не уходил комиссар, и горячее слово его окрыляло бойцов.

Докрасна накалялись стволы орудий, и, казалось, за глоток воды можно отдать полжизни.

К исходу третьего дня противник потеряв сожженными 63 и подбитыми около сотни танков, попятился и ушел за свои исходные рубежи. Маневр, задуманный немцами, не удался. Бронированная махина разбилась о волю, мужество и боевое мастерство артиллеристов. Наше наступление продолжается.

Харьковское направление, 23 мая

ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945


Враг несет большие потери
pressa-voiny
pressa_voiny
Е. Кригер, спец. корреспондент «Известий»

// Известия № 120 (7806) от 24 мая 1942 г.

В течение нескольких дней на одном из участков Харьковского направления идут упорные бои за населенный пункт. Придавая ему большое значение в системе своей обороны, немцы построили здесь целую сеть дзотов и организовали сильную круговую оборону. Невзирая на то, что этот населенный пункт расположен на господствующей над местностью высоте, наши части продолжал штурм и блокировали пункт.

Немцы все же пытались удерживать высоту в своих руках, используя для этого значительное количество танков и мощные, собранные в кулак огневые средства. Питание для блокированных войск они подбрасывали на самолетах.

Вчера после огневой обработки немецких позиций наши бойцы прорвали линию немецких укреплений и ворвались в населенный пункт. Разыгрался уличный бой. Фашисты не выдержали натиска и бежали из пункта, оборона которого стоила им больших жертв. На поле боя немцы оставили 600 трупов своих солдат и офицеров.

Харьковское направление

ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945


ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ. Харьковское направление. Военнопленные немцы
pressa-voiny
pressa_voiny

ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ. Харьковское направление. Военнопленные немцы.

Снимок А. Архипова.
«Красная звезда» № 119 (5183) от 24.05.1942 г.

Мясная проблема
pressa-voiny
pressa_voiny

Мясная проблема

«Фелькишер беобахтер» пишет о собрании берлинских
поваров, которые «поняли политическое значение своей работы», и
приветствует вышедший сборник блюд, приготовляемых без мяса.

Берлинские повара в поисках мяса (пушечного).

Рис. Бор. Ефимова.

«Красная звезда» № 120 (5184) от 42.05.1944 г.


ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945


?

Log in

No account? Create an account