pressa_voiny (pressa_voiny) wrote,
pressa_voiny
pressa_voiny

Артиллерия против танков

К. Тараданкин, спец. корреспондент «Известий»

// Известия № 120 (7806) от 24 мая 1942 г.

На этом участке Харьковского направления противник рассчитывал танковой контратакой прорваться в тыл нашим наступающим частям. Готовясь к контрудару, немцы расчищали плацдарм для танкового кулака. Еще накануне атаки противник бил зажигательными снарядами по населенным пунктам, сбрасывал зажигательные бомбы на постройки, кустарник, небольшую рощу. Он хотел лишить наших бойцов всякой возможности укрыться, замаскироваться.

Наши артиллеристы не теряли времени. Определив направление, откуда могут появиться фашистские танки, командир располагал батареи так, чтобы снаряды ложились на каждый метр пространства по фронту и по флангам. В любую минуту каждый человек, каждое орудие на этом участке отвоеванной у немцев земли были готовы вступить в смертельный, беспощадный бой.

Минула тревожная, пахнущая гарью ночь. На рассвете фашисты пошли в контратаку. Танки двигались тремя линиями. В первой линии было 45 машин, двигавшихся на дистанции в 40–60 метров друг от друга. Вторая линия танков, отстоявшая от первой на 200 метров, была эшелонирована в глубину. А еще через такой же интервал на позиции артиллеристов шла третья линия, и танки здесь тащили за собой тележки с автоматчиками.

Наши командиры, не отрываясь от биноклей, следили за противником, готовые отдать короткий приказ: «Огонь!» Немецкие танки вышли на исходную позицию и остановились. Почти в то же мгновение корректировщик противника пустил зеленую ракету. С переднего танка ответили: вверх взлетела красная ракета. Танки двинулись на прорыв.

Первая линия их открыла огонь из всех башен. Немцы стреляли без прицела, и залпы их не причиняли вреда артиллеристам, закопавшимся в землю. В это время вторая линия танков заняла месте первой, а третья передвинулась на место второй. Автоматчики соскочили со своих тележек и, пригибаясь, побежали вперед между танками.

Машины с ревом приближались. До наших рубежей оставалось всего полкилометра, когда разом со всех батарей; всеми орудиями ударили по вырвавшимся вперед танкам советские артиллеристы, Дрогнула земля от этого страшного залпа. За ним последовали второй, третий. Артиллеристы били прямой наводкой. Несколько вражеских танков горело, и столбы черного дыма подымались к облакам.

Немцы начали отвечать бронебойными и термитными снарядами. Несколько таких снарядов разорвалось в расположении одной батареи. На людях вспыхнула одежда. Языки пламени лизали стволы пушек, и люди бросались сначала к орудиям, чтобы землей затушить огонь, а потом срывали, гасили одежду на себе и снова стреляли прямой наводкой, зажигая, опрокидывая все новые танки.

Немецкие танки замялись. Они уже не продвигались вперед, а вели огонь с места, надеясь засыпать снарядами весь этот неподатливый кусок советской земли. И никто не заметил, как спустились сумерки, как прошла ночь. Да и была ли она? На склонах перед батареями бушевало, кипело огненное море, – горели зажженные машины врага, и было светло, как днем.

К утру немцы получили в подкрепление еще несколько десятков танков. Снова двинувшиеся было в атаку фашисты споткнулись у той же грани. Весь день гремел бой. Немцы то отходили, то возвращались, по-иному перестроив свои боевые порядки, надеясь на фланговый удар, на обход с тыла. Но позиции артиллеристов, вступивших в борьбу с танками, были неуязвимы и неприступны.

В дело ввязались расчеты противотанковых ружей. Трижды раненый младший сержант Куленец зажег из ружья четыре немецких танка. Н не могли товарищи заставить Куленца покинуть поле бол. «Пустяки, ведь перевязался же я. Не пойду! Здесь каждый человек на счету», – отмахивался Куленец. Два танка подбил бронебойщик красноармеец Глебчатый, три танка – сержант Шевченко. Смельчаки выползали впереди своих батарей, подбирались к фашистам и бросали в машины гранаты, бутылки с горючим. С первой линии жестокого боя не уходил комиссар, и горячее слово его окрыляло бойцов.

Докрасна накалялись стволы орудий, и, казалось, за глоток воды можно отдать полжизни.

К исходу третьего дня противник потеряв сожженными 63 и подбитыми около сотни танков, попятился и ушел за свои исходные рубежи. Маневр, задуманный немцами, не удался. Бронированная махина разбилась о волю, мужество и боевое мастерство артиллеристов. Наше наступление продолжается.

Харьковское направление, 23 мая

ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments